Постановка задачи исследования институтов

1. Многозначность понятия института С недавнего времени теоретики общественного выбора стали проявлять значительный инте? рес к изучению институтов. Уильям Рикер , например, недавно заметил, что «мы не можем просто изучать вкусы и ценности, мы должны изу? чать и институты». Вместе с тем, пока не наблюдается согласия по по? воду значения термина «институт», а также про поводу того, является ли изучение институтов достойным занятием, и того, как следует под? ходить к комплексному изучению институтов. Рикер определяет институты как «правила поведения, касающиеся прежде всего принятия решений» . Чарльз Плотт также определяет инс? титуты как «правила индивидуаль? ного выражения, передачи инфор? мации и социального выбора…» . * Настоящая статья изначально была представлена в качестве обращения прези? дента на собрании Общества изучения обще? ственного выбора в Отеле Хилтон, г. Феникс, шт. Аризона, 30 марта 1984 года. Я благодарю Национальный научный фонд за поддержку (грант № SES 83?09829), а также Уильяма Эриксона-Бломквиста, Роя Гарднера, Роберта Герцберга, Ларри Кизера, Винсента Острома, Рождера Паркса, Поля Сабатье, Рейнгарда Селтена, Кеннета Шепсли и Йор? ка Уилберна за комментарии к статье на ста? дии ее подготовки. Riker W.H. Implications from the Disequilibrium of Majority Rule for the Study of Institutions // American Political Science Review, 1980. Vol. 74. June. P. 432 -447. Ibid. Plott C.R. The Application of Laboratory Experimental Methods to Public Choice // Collective Decision Making: Applications from Public Choice Theory / Russell C.S. (ed.). Baltimore, Md: Johns Hopkins University Press, 1979. P. 1 56. Элинор Остром — лауреат премии имени Альфреда Нобеля по экономике 2009 года «за анализ экономической организации и управления, в первую очередь — коллективной собственностью («for her analysis of economic governance, especially the commons»)» В настоящее время — профессор Университета Индиана (Блумингтон, США), президент Общества изучения общественного выбора. Ostrom E. An Agenda for the Study of Institutions // Public Choice. 1986. Vol. 48. P. 3-25. 90 Постановка задачи исследования институтов Плотт прибегает к термину «институты» в попытке сформулировать фун? даментальное уравнение теории общественного выбора. Обозначая произ? вольную абстрактную операцию через «(+)», Плотт вывел следующее фун? даментальное уравнение: Предпочтения (+) институты (+) физические возможности = результаты. (1) Как отмечает сам Плотт, термин «институт» приложим к нескольким разным понятиям. Он рассуждает следующим образом: Можно ли предположить, что структура институтов (включая конституцию) опре? деляется только предпочтениями и возможностями? Эти вопросы можно рас? смотреть, не меняя ничего в «фундаментальном уравнении», но чтобы это стало возможным, потребуется серьезная работа по определению того, что стоит за названием «институт» (курсив мой. — Э. О.). Следует ли обычаи и этику также считать институтами? А как быть с организациями, такими, например, как коали? ции? Все эти неудобные вопросы наводят на мысль о том, что «фундаментальное уравнение» не является таким уж фундаментальным . Вопросы Плотта и впрямь неудобны. Ни в одной области исследования нельзя продвинуться сколько-нибудь далеко, если между исследователями не достигнуто соглашение о понимании ключевых терминов. В своем недав? нем труде под названием «Экономическая теория социальных институтов» Эндрю Шоттер целенаправленно рассматривает социальные институты как стандарты поведения, а не правила игры. Шоттер называет «социальными институтами»: …не правила игры, а скорее альтернативные равновесные стандарты поведения, или условности поведения, которые следуют из данной игры, описываемой соот? ветствующими правилами. Другими словами, для нас институты представляют собой свойства равновесия игр, а не свойства описания игры. Нам важно, как агенты применяют правила игры, а не то, каковы эти правила . Шоттер рассматривает свое исследование как позитивный анализ законо? мерностей поведения, которое станет результатом множества правил, и срав? нивает это с нормативным подходом, который изучает то, какие правила обусловливают какие типы закономерностей поведения. Шоттер опирается на обширную интеллектуальную традицию, уделяющую основное внимание эволюции благоприобретенных стратегий индивидов, постоянно взаимодействующих друг с другом в течение долгого периода времени . Ролз называет эту теорию, изучающую, каким образом индивиды со временем пришли к использованию сходных стратегий, «суммарной теорией правил» . Еще один подход к рассмотрению институтов приравнивает их к термину «политическая структура». Отличие этого подхода от теории Шоттера состо? ит в том, что институты не приравниваются к закономерностям поведения. Plott C.R. The Application of Laboratory Experimental Methods to Public Choice. P. 160. Schotter A. The Economic Theory of Social Institutions. Cambridge, England: Cambridge University Press, 1981. P. 1 55. Menger K. Problems in Economics and Sociology. Urbana: University of Illinois Press, 1963; Hayek F.A. The Mirage of Social Justice. Chicago: University of Chicago Press, 1976; Hayek F.A. New Studies in Philosophy, Politics, Economics and the History of Ideas. Chicago: University of Chicago Press, 1978; см. также: Ullman-Margalit E. The Emergence of Norms. N.Y.: Oxford University Press, 1978; Taylor M. Anarchy and cooperation. N.Y.: Wiley, 1976; Nozick R. Anarchy, State and Utopia. N.Y.: Basic Books, 1975. Rawls J. Two Concepts of Rules // Readings in the Theory of Action / N.S. Care, C. Landesman (eds.). Bloomington, Ind: Indiana University Press, 1968. P. 321 . Элинор Остром 91 Отличие 0CE -от Рикера и Плотта заключается в том, что Шоттер не концентри? руется на подразумеваемых правилах. Институты, определяемые как поли? тическая структура, обращаются к атрибутам современной системы, таким как масштаб , уровень конкуренции , степень пересечения полномочий10 и др. Разнообразие употреблений ключевого термина «институт» указывает на расплывчатость общих представлений исследователей о том, как предпочте? ния, правила, индивидуальные стратегии, традиции и нормы, а также совре? менные структурные аспекты реализуемых политических систем соотносятся друг с другом. С течением времени мы достигли общего согласия об упот? реблении таких теоретических терминов, как «предпочтения», «действия», «результаты» (outcomes), «коалиции» и «игры». Более того, мы в принципе достигли соглашения о том, как эти понятия могут быть использованы в на? ших теориях для получения предсказуемых результатов. Множественность референтов термина «институты» указывает на необхо? димость разделить многочисленные понятия и отнестись к ним, как к самостоятельным терминам. Невозможно эффективно общаться, если знаки, употребляемые одним ученым в некоторой области, обладают референтами, отличными от референтов того же знака, которые употребляются другим ученым в этой же области. Как исследователи мы сами находимся в игро? вой ситуации: в ситуации игры, порождающей язык. «Решение» является результатом нашего выбора стратегий употребления множества терминов, касающихся интересующих нас объектов и отношений в данной исследова? тельской области. Никто не может предписать язык научному сообществу. Ученые начи? нают использовать язык единообразно, лишь точно определив термины тем образом, который все исследователи считают способствующим объяснению важных феноменов. В настоящей работе я не пытаюсь разрешить споры относительно того, какое из определений института является «верным». Вместо этого я использую одно из понятий — понятие правил — в качестве референта термина «институт» и определяю его. Я ввожу отличие правил от физических законов и законов поведения, обсуждая предписывающий характер правил. Затем я показываю, как теоретики используют правила при анализе общественного выбора. При этом ставятся две методологические проблемы. Одна из них каса? ется системного характера правил, вторая — множественности уровней анализа, необходимых при систематическом изучении правил. В последнем разделе я предлагаю альтернативную стратегию, принимающую в расчет системную обусловленность правил и необходимость углубленного исполь? зования многоуровневого анализа. 2. Что означают правила Пристальное внимание к термину «правила» не может изменить ситуацию решительно и одномоментно. Даже этот более узкий термин используется Dahl R.A., Tufte E.R. Size and Democracy. Stanford, CA: Stanford University Press, 1973. Dye T.R. Politics, Economics and the Public. Chicago: Rand McNally, 1966; Dawson R.E., Robinson J.A. Interparty Competition, Economic Variables and Welfare Policies in the American States // Journal of Politics. 1963. Vol. 25. P. 2 65-289. 10 Governmental Functions and Processes: Local and Areawide. Vol. IV of Substate Regionalism and the Federal System / Advisory Commission on Intergovernmental Relations. Washington DC: U.S. Government Printing Office, 1974. 92 Постановка задачи исследования институтов неодинаково. С. Шиманофф11 насчитал более 100 синонимов для «правил»12 . Даже среди теоретиков политической экономии этот термин используется и в отношении индивидуальных программ или стратегий13 , и в отношении множества правил, которыми руководствуются более одного человека для упорядочивания процедуры принятия решений в ситуациях взаимозависи? мости. В теории игр «правила игры охватывают не только структуру ходов, информации и физические последствия всех решений, но и системы пред? почтений всех игроков»14. Правила, в том смысле, в котором я буду употреблять этот термин, явля? ются потенциальными языковыми сущностями15, относящимися к общеизвес? тным предписаниям, используемым группой людей для упорядочивания пов? торяющихся взаимозависимых отношений. Предписания касаются того, какие действия (или состояния универсума) являются требуемыми, запрещенными или разрешенными. Правила являются результатом имплицитных или эксплицит? ных усилий группы индивидов, направленных на дост жение порядка и пред? сказуемости в определенных ситуациях за счет (1) создания позиционных ролей (например: участник, организатор, агент и т. п.); (2) определения того, как участники занимают и покидают свои роли; (3) определения того, какие действия участников являются необходимыми, разрешенными или запрещен? ными при занятии данных ролей; (4) определения того, на какие результаты участникам следует, разрешается или не разрешается воздействовать. Правила, таким образом, представляют собой артефакты, подверженные человеческому воздействию и изменениям16. Правила, в моем понимании этого термина, отличаются от физических законов и законов поведения. Я использую этот термин не так, как теоретики игр, считающие лингвисти? ческие предписания, равно как и физические законы и законы поведения, «правилами игры». Если теоретик хочет только проанализировать данную игру или ситуацию, то различие между правилами, с одной стороны, и физи? ческими законами и законами поведения — с другой, ничем ему не поможет. Однако для того, чтобы повлиять на результаты ситуации, важно отличать правила от физических законов и законов поведения. Правила являются средствами, с помощью которых мы вмешиваемся в структуру стимулов в разных ситуациях. На практике, конечно же, изменить правила, которые участники используют для упорядочивания своих взаимоотношений, может оказаться сложным. Но теоретически правила можно изменить, в то вре? мя как физические законы и законы поведения изменениям не поддаются. Правила представляют собой интересную переменную как раз потому, что они потенциально подвержены изменениям. И одной из ключевых характе? ристик правил является то, что они могут быть изменены людьми. Другой характеристикой правил является то, что они имеют предписыва? ющую силу. Предписывающая сила означает, что знание и принятие правил приводит индивидов к пониманию того, что если они нарушат правило, то 11 Shimanoff S.B. Communication Rules: Theory and Research. Beverly Hills: Sage Publications, 1980. P. 57. 12 См. также: Ganz J.S. Rules: A Systematic Study. The Hague: Mouton, 1971. 13 См., например: Heiner R.A. The Origin of Predictable Behavior // American Economic Review. 1983. Vol. 83. No 4. P. 560-597. 14 Shubik M. Game Theory in the Social Sciences: Concepts and Solutions. Cambridge, MA: MIT Press, 1982. P. 8. 15 Ganz J.S. Rules: A Systematic Study; Ostrom V. Artisanship and Artifact // Public Administration Review. 1980. Vol. 40. No 4. P. 3 09-31 7; Commons J.R. Legal Foundations of Capitalism. Madison: University of Wisconsin Press, 1957. 16 Ostrom V. Artisanship and Artifact. Элинор Остром 93 другие индивиды спросят с них за это17. Спросить могут как непосредственно другие участники, которые укажут на нарушение правил, так и специальные позиционеры — судьи или государственные служащие, — наблюдающие за ходом игры. Термин «правила» не следует приравнивать к формальным законам. Формальные законы могут стать правилами в том случае, если участники принимают закон, по крайней мере по умолчанию, и отвечают за нарушение закона. Чтобы закон стал правилом, необходима система право? применения. Участники могут придумать или выработать по ходу собствен? ные правила или же следовать правилам, разработанным другими. Негласное допущение почти всех формальных моделей заключается в том, что все индивиды, по большому счету, соблюдают правила. Даже когда такие теоретики, как Дж. Беккер18, внешне моделируют незаконное поведение, то при этом существует наблюдение незаконных действий, и если это наблю? дение со стороны правоприменителя, то последует наказание. Анализ обще? ственного выбора касается в основном применяемых, или «действующих», правил, как назвал их Джон Р. Коммонc19. Множество интересных проблем, требующих изучения, касается происхождения правил, отношений формаль? ных законов и правил, а также процессов изменения правил. Однако все эти проблемы невозможно обсудить в рамках данной работы. Серьезные споры существуют в отношении предписывающей силы «раз? решения». Дж. Ганц и С. Шиманофф считают, что предписывающую силу имеют лишь «необходимость» и «запрет», но не «разрешение»; в то время как Дж. Коммонc, Г. фон Райт, В. Остром и С. Тулмин недвусмысленно включают в свою концепцию правил «разрешение»20. Часть противоречий кроется в стремлении вывести предсказуемое поведение непосредственно из сформулированных правил, вместо того чтобы рассматривать правила как множество переменных, определяющих структуру ситуации. В такой структурированной правилами ситуации индивиды выбирают возможные действия из множества разрешенных действий с учетом полного множества стимулов данной ситуации. Вместо того чтобы считать правила непосредственно воздействующими на поведение, я полагаю, что они непосредственно воздействуют на структуру ситуации, в которой происходит выбор действий. Правила редко предпи? сывают одно и только одно действие или результат. Правила определяют множество действий или множество результатов тремя способами: 1) правило объявляет те или иные конкретные дейст